©2018 Учебные документы
Рады что Вы стали частью нашего образовательного сообщества.

Тишковская волость. С. Крутой Верегь, Хитцы - бет 3


265

розбылы запорОзцивъ, воны розбиглысь той туды, а сей сюды. ІІрыйшовъ Тыіико (Тыхинъ), оселывса тутъ а завивъ село28. Тишко жилъ въ срединѣ села, возлѣ церкви, на Бученкивци, гдѣ живеТъ теперь, многочисленный родъ Бученковъ, быть мо* жетъ происходящій отъ Тишка. Сосѣди Бученкивъ Блыскавви, также старинный козацкій родъ, пЬ иреданію разбогатѣли на­ходкой такимъ образомъ: „Антинъ рыбальчывъ в десь пидъ мо- ■стомъ найшовъ бочонокъ сребра и прыткнувъ тычкою; вечеромъ «иввавь хазяйху та удвохъ узялы. Одъ тихъ поръ ставъ бага- тить *)• Антонъ Блисвавка нажилъ до ста десятинъ, что тогда -было легко, такъ какъ Пыхимъ купилъ у Демка I7/* дес. земли за таляра, а Феденко вымѣнялъ у Бѵченка десятину за вусокъ сала. Возлѣ церкви живутъ Фесенки на Фесенвивци и Марот- ченви, пришедшіе изъ с. Окоаа, Лохвицкаго у. У послѣднихъ прежде была своя винокурня. На краю села, отъ хутора Гре- •бищъ, живутъ особымъ хуторомъ Олійныки или Ткачи, зажи­точный родъ, имѣвшій до послѣдняго времени водяную мель­ницу. Двойное прозвище этой фамиліи объясняется занятіяин лредвовъ. О главномъ предкѣ сохранилось слѣдующее свазаніе: „Грыгорій Олійнывъ бувъ манастырськый. Якъ освобождено, ’гавъ почавъ быть олію. Бинъ бувъ сыльный багатырь. Ишовъ разъ поввъ моекаливъ черезъ Тышкы, а Грыцько Олійнывъ йвхавъ у Лубни у ярмарокъ и не схотивъ звертать москалямъ. Боны кынулысь до ёго, а винъ узявъ ваговый дрюкъ, и скилько зачепывъ, чы десятокъ, чы два москаливь, стильно й полетило. Тоди начальнывъ сказавъ: „бросьте сёго старика, бо винъ и аоввъ весь побье". Москали кынулы, и Грыцько пойихавъ сво- имъ порядкомъ у ярмарокъ 8). Колысь Копытьвы ) хотилы у ёго деньгы узять, ^акь винъ выскочывъ у дымарь и свазавъ: „усихъ васъ выбью*. Копытькы утеклы. Навкулачкахъ якъ ставъ Ткачъ, такъ и занявъ лучанъ у Луку; якъ ёго нема, а зъ Лукы выйде Ивашко, то тышкивцивъ ганялы. Грыцько дожывъ до ста лить*. За Ткачами расположены: Писки, жилье Мар- ченковъ, Пиндюривка и Жеб^льня или Жебливка, жилище ко- заковъ Жебелей, отдѣленная отъ Исачковскихъ каменоломней бо­лотистой балкой Малярихой. Крестьяне принадлежали въ ста­рину мѣстному роду изъ войсковой старшины Значкамъ-Явор- скимъ, у которыхъ былъ свой дворъ въ Лубнахъ *). Одинъ изъ нихъ Карпъ Значокъ былъ съ 1757—1763 г. Лубенскимъ полков ымъ сотникомъ *). Изъ зтой-же фамиліи происходить игуменъ Лубенскаго монастыря Мельхиседекъ 83). О комиссарѣ Николаѣ Ивановичѣ Значкѣ старожилъ Жебиль передавалъ такъ: „Панъ бувъ хороший, изъ людьми хороше обиходывся. И мого батька клыкавъ пидъ себе, такъ батько сказавъ: „шо-жъ ити пидъ пана, то й диты будуть паньски? краще служить Пишовъ у козакы, ходывъ козагсомъ дванадцять литъ, козакомъ л выйшовъ". Но сохранивъ свободу, Жебля все-же утратили часть владѣній по слѣдующему случаю: „Коло Жебливъ була панська вынокурня. Жебель заснувъ коло бочкы и пидъ ёго хтось выпустывъ водку. Тоди ніякыхъ судивъ не було. Сказавъ той панъ: - „дай леваду". Оддавъ ище зъ дубыною такою, що страсть. Тишки, какъ и всѣ села Тишковской волости, невелики. По мѣстнымъ исповѣднымъ росписямъ можно прослѣдить дви­жете населенія съ 1762 г., когда числилось въ Тишкахъ 41& жителей; затѣмъ во второй половинѣ ХѴШ в.—465; въ первой половинѣ XIX в.—744 и въ 1897 г.—1135. Населеніе красиво, особенно женщины; нѣсколько улучшеннаго снѣтинскаго типа *),.ЛИСНАЯ ЛГВВНЩИНА. 267 такъ что если-бы можно было сдѣлать заключение о происхож- деніи жителей на основаніи одного наружнаго сходства, то Тишки съ окрестными хуторами, особенно Козубовкой, можно ы счестъ свѣтинской колоніей, но только одинъ родъ Луцей завѣдомо снѣтинскій. Волосы и глаза тишковдевь, за исключе- ніемъ: Жебелей, Маротченковъ, Фесенковъ и Бученвовъ, свѣтлы; моды совершеннно такія, какъ вь волчковской волости. Сюда берутъ изъ Литвяковъ искусныхъ портныхъ. За тишкрвсвимъ мостомъ на гористой террасѣ Удая ви- дѣнъ особый хуторъ въ 30 хатъ—Заудай. Этотъ хуторъ свя- занъ съ Тишками въ адмннистративномъ отношеніи, а въ цер- ковномъ съ сосѣднею Лукой, которую напоиинаетъ. Заудай разбросанъ на пригоркахъ и у подошвы горы; хаты межъ дере- вомъ, подъѣзды къ нимъ пруты. На самомъ высокомъ гребнѣ достроенъ хлѣбный магазинъ; около него остатки большого вала. Отсюда взоръ тонетъ въ глубинѣ долины Удая, среди извилинъ и синѣющихъ рощъ. Время основанія хутора письменными дан­ными и народными преданіями опредѣляется точно. Въ 1653 г. универсаломъ Богдана Хмельницкаго данъ монастырю млинокъ въ Тишкахъ; черезъ два года Мгарской монастырь купилъ здѣсь еще млинъ, а въ 1657 г. Богданъ Хмельницкій далъ но­вый упиверсалъ на три млина 9). По показаніямъ-же старожи- ловъ: „Возли мосту булы монастырськы млыны. Одна клитка розвалена, а друга ще була тилько роспущена. Крыши не було н чотыри камени лежалы на берези". Эти мельницы держались въ такоиъ видѣ до половины со- роковыхъ годовъ, и теперь еще видны пали въ зеленоватой тинѣ Удая. „Купылы ти млыны, говорить старожилы, монахы и прыслалы сюды дви симьи. Тоди було дви хаты. Изъ тихъ хатъ пишлы: Шевца, Щевченки, Боцы, Рекманы, Гаманы, Гречкы, Шиакы, тилько Бакалы пизниши. Воны прыкидькы, кареніи (т. е. бевмѣстные). Народъ въ Заудаѣ русявий, не­большого роста, довольно полный, не такъ красивъ, кавъ въ Тишкахь или Лукѣ. Отъ Заудая до Луки терраса Удая покрыта рощами оовнъ^ тополей и садами; рѣка протекаетъ вдоль Луки узкой лентой зіо широкому поемному лугу, давшему названіе селу 10), слива­ясь съ Сулой ниже Луки подъ Бересточью. Лука выстроена въ одну линію. Съ улицы только и видны ряды высокихъ, темннхъ. плетней изъ толстаго прочнаго хвороста съ остришками, досча- тыхъ воротъ и тѣ изъ хатъ и надворныхъ посгроекъ, который разбросаны по подворью. Хаты, за немногими исключеніями, просторныя, свѣтлыя, но подъѣздъ въ нимъ по скату горы и увенькимъ нроулкамъ затрудненъ. На уіицу свѣшиваются вѣтки берестовъ, дубовъ, кленовъ; за плетнями веленѣютъ сады, пол­ные венгерскихъ сливь (угорокъ), одичавшіе, похожіе на рощи. Посреди села на полгоры стоитъ церковь св. Николая; къ ней. ведетъ деревянная лѣстница. По преданію церковь эта постро­ена запорожцами, но когда—неизвѣстно. Она недавно понов­лена, причемъ намѣстные образа стараго иконостаса помѣщены сбоку. Образа эти, также поновленные, красивы, но чисто зем­ной красотой, и въ Богоматери совсѣмъ не выражена идея без- мятежнаго материнства. Надъ церковью на вершинѣ горы построены мельницы; здѣсь, какъ и въ другихъ селахъ, есть сторожевая могила, на которой „сторожа хылыла виху на село, якъ набигала лядщына". Въ другой могилѣ въ урочищѣ Городыщи или Кладвыщи „годивъ двадцать тому вавадъ тышкивській чоло- внкъ Шпыль найшовъ казаиокъ серебра, на ёму сама голова напысана, и другый кааанокъ миди—тамъ напысанв вови“. Есть въ Лувѣ и своя криница съ целительной водой, о кото­рой равсказываютъ: „Вилъ бигъ, ступывь, кош вода цвиркнула и потекла потокомг. Люды зибралы, зробылы зрубъ; що году

лѣсная

лувенщива.

269 святять на другый день Тройди. Молодыця дытыву обрикала. Поставила свичу, пѳкы молебень одправыла—дытыва оздоро­вила*. Криница эта, впрочемъ, совсѣыъ неизвѣстна за предѣ- дами села. Преданія объ основаніи послѣдняго затеряны, во етарѣйшимь родомъ общее мнѣніе признаетъ Бавлановъ, посе­лившихся въ западной части села, къ Мгарю. л Бакланы за- жылы Луку“. Многіе участки лѣса и левады называются ихъ ямЦами; у нихъ была и Винница. Бакланова было три брата. Они казенные, бывшіе монастырскіе крестьяне, какъ и боль­шинство лучанъ: Трубокъ, Киричковъ, Сириковъ. Козачьи роды только Перепелицы, выходцы изъ хорольскаго уѣзда, и Фурсы— изъ с. Окопа, лохвицкаго уѣзда. Въ Лукѣ 150 дворовъ: въ неб въ періодъ съ 1814—1843 г. всего жителей среднимъ числомъ было 890, а въ концу XIX в. болѣе 1000. Большинству жите­лей свѣтлорусые, вышеередняго роста, красивые; между жен- щинами встрѣчаются красавицы; моды волчковскія. Лучане по­ставлены въ тяжелыя экономичесісія условія: вемля ) вся нарѣ- зана на горѣ надъ селоиъ, она грубопесчаная съ кварцевыми зернами *) (глей, жорства). Поля перерѣзаны ярами. Дача ма­ленькая, всего 800 дес. Степи у Ромодана, какъ у другихъ ка- вевныхъ крестьянъ лубенскаго у., у лучанъ нѣтъ. Въ добавокг, поля въ двухъ только смѣвахъ, изъ которыхь одна идетъ по­очередно подъ хлѣбъ, другая въ толоку, такъ что третью руку приходится нанимать, выгоновъ почти нѣтъ х3). Единственное достояніе жителей—сады; они могли-бы служить болыпимъ под- •* спорьемъ народному хозяйству, еслибы велись рацюнально. Правда, лучане торгуютъ еще лѣсомъ, но не всегда удачно.За Лукой сады и рощи незамѣтно переходить въ молодой, свѣжій лѣеь, которымъ покрыты горы. Различный лѣсныя по­роды тѣснятся здѣсь въ борьбѣ. за существованіе. Между ко­ричневыми и сѣрыми стволами дуба, липы, клепа, берестй, граба виднѣются изрѣдка блѣдныя, веленоватыя осины. У са­мой дороги огромные вѣковые дубы вросли въ ровъ. Дорога вьется лѣсомъ, съуживаясь. Иногда вѣтви сплетаются надъ го­ловой, и проѣздъ даже верхомъ затруднителенъ. Приходится/раз­двигать руками вѣтки, и лошадь пугливо поводить ушами. Мѣ- стами лѣсъ рѣжѳ, сквозь широкіе листья видны солнечная пятна, чернѣють пни. Какъ незаиѣтно Лука прячется за лѣсомъ, такъ-же незамѣтно выплываетъ изъ него Мгарь, во ьсёмъ напоминающій первую. Та-же узкая главная улица, тѣ-же одичавшіе сады, сбѣ- гающіе къ болотистой псймѣ Сулы и уходащіе съ другой сто- роны улицы подъ гору. Въ садахъ тѣ-же угорки, только по сло- вамъ Мгарцевъ болѣе сладкія,*) тѣ-же узкіе, извилистые проулки, азбѣг&ющіе какъ змѣйки на горы. По срединѣ горы стоитъ цер- ковца, затемненная деревьями, на кругломъ, врутомъ возвышеніи. Время основанія ея неизвѣстао11). По мѣстнымъ разсказамъ, церковь прежде крыта была шелевками (драницами), ва кото- рыхъ наросъ мохъ почти въ четверть. "„Церква почесть бокомъ ■стояла". Помостъ былъ кирпичный. При обяовленіи церкви стерты всѣ остатки старины. Изъ сгараго иконостаса останавливает* на «ебѣ вниманіе икона Богоматери на холстѣ, изображенной юной дѣвой съ продолговатым ь носомъ, довольно полными щеками и ясными, полпымы благоволенія глазами, мѣстнаго типа и оче­видно мѣстной кисти. Вокругъ церкви тѣснятся въ прихотли- вомъ безпорядкѣ: хаты, новитки, клуни. Плетни не такъ вы­соки, постройки меньше и хуже лучанскихъ, да и вообще Мгарь выглядываетъ менѣе нарядно, чѣмъ Лука. ІІослѣднія хатки почта Доходятъ до подошвы холма, на которомъ стоитъ Спасопреоб- раженскій монастырь. Со стороны монастыря виднѣются яры: Жыдивня Мала и Велыка, въ которыхъ будто-бы жили евреи. ШИПОВАЯ СТАРИНА. %72 По народному разсказу, здѣсь въ колодцѣ закопаны бѳчонкн съ золотокъ и серебромъ, забигымъ шерстью. Въ этомъ мѣстѣ свер­лили землю, но ничего не нашли. Находка сдѣлана была на мгарскомъ полѣ, какъ свидѣтельствуетъ слѣдующій разсказъ: „Зобрався ыужыкъ Шокалъ орать на жыто и нанявъ соби по- гонычивъ двохъ хлоицивъ. Лить иявтораста якъ се було, бо ще йе поколиння Шокала. Оравь винъ до саиихъ обидъ, выаригъ волы насты. Напась волы, запригъ, опять орать зачавъ, напо­ивши. Обійшовъ чотыри раза ныву, пьять разъ зачепывся плугъ,. восимъ воливъ не потяглы. Винъ туды, волы сталы. Нащупавъ нрутъ зализный утовшкы якъ палець. По тому пруту дойшовъ— волы винца (въ Казани).—„Выпрягайте, каже, хлопци волы, гонить. пидъ Малюжыну и возьмигь соби по куску хлиба“- Погналы волы хлопци иасты. Винъ ваходывся, огрибъ вемлю, тоди плугъ вынувсь выймать,—не выйме. Сгавъ волишню навадъ источывъ, тоди взявъ тяжъ искыиувъ изъ градиля, заходывся за градиль. ворочать. Сгавъ плугъ ворушыться. Щокалъ увявъ за чепигы, назадъ потягь, вытягъ. Узявъ плугъ вывернувъ на неорану землю; давай землю одгрибать коло казана того. Одгрибъ, волы той Ка­зань заврыгъ зализною крышкою и въ тій врышци ручка. То винъ двыгавъ, двыгавъ, неподвыгнё, заиржавыла кругомъ казана. Давай винъ объ крышку быть обухомъ, сокырою; тоди узявъ за крышку, изорьавъ, пиднявъ у гору, роскрывъ. Колы тамычка той казанъ насыпанъ повенъ золота, червонцивъ самихъ. Тоди винъ узявъ прыбирать ихъ на визъ. Пудивъ шисть, може й билыпъ того. Тоди поставывъ виху: дрючовъ на визъ и нало­жи въ шапку, щобъ гналы волы сюды. А погонычи чужи, такъ винъ одъ ихъ ховавсь, щобъ не взналы. То винъ, повы прыгналы, потерявъ плуг*, щобъ не можна орать. ІІрыгналы волы хлопци.— „Запрягайте тры пари у плугъ, а четвергу у визъ; буду дома плугъ лагодыть, ботутъ ничимъ“. Прыйихалы до-дому.—„Выпря­гайте, хлопци, волы та гонить пасты и пасить вже до вечора, а я буду плугъ лагодыть,—каже Шокалъ. А вивъ ваходывсь уже ти червонци у коморю носыть. Тоди чы довго-коротко роздумавсь соби: оце Господь давъ мени щастя, чи*ъ-же я Бо-
?


uni-nart-predmeta--course-2.html

uni-nart-predmeta--course-24.html

uni-nart-predmeta--course-29.html

uni-nart-predmeta--course-33.html

uni-nart-predmeta--course-38.html